Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Кеды

Кушка сегодня
- Будем бегать по утрам, - сказал друг Сашка непреклонно. – Втроём. Ты, я и Серёга.
- Почему втроём? – спросил я.
- Больше никто не захотел, - признался Сашка. Он всегда был честным.
Сашка и Серёга перешли в десятый класс, а я в девятый. Жили мы в Кушке – самом южном городе Советского Союза, что в Туркмении, на самой границе с Афганистаном. С Сашкой - в одном доме, только в разных подъездах. Поэтому решили так: Сашка по утрам будит меня, мы бежим за Серёгой, и потом уже все трое преодолеваем дистанцию. Одно утро бежим по шоссе – в сторону границы и обратно, примерно четыре километра в общей сложности. Другое – кросс по сопкам. Дистанция более короткая, но энергозатратная за счёт резких подъёмов и спусков. Третье – опять по шоссе и так далее. В воскресенье отдыхаем.
Уже через пару недель Серёга пошёл в отказ. Или, как нынче принято говорить, - слился. То горло у него, то нога, то поздно лёг, то ещё что-нибудь. А Сашка, как штык, поднимался каждое утро и бежал. Ко мне. Мы жили на первом этаже, и Сашка стучал в окно моей комнаты. Но я уже не спал. У Сашки были какие-то особенные кеды с пластиковыми подошвами, которые очень громко стучали по асфальту. Копыта, а не кеды. В шесть я просыпался и, не открывая глаз, вслушивался в утреннюю тишину за окном. Застучат кеды или нет? Господи, может, хотя бы сегодня не застучат, и я с чистой совестью посплю ещё часок… Но – нет. Стук подошв возникал сначала далеко, на краю дома и слышимости, потом неумолимо приближался, и вот уже костяшки Сашкиных пальцев барабанят в окно, - вставай! вставай! вставай! И я вставал. А куда деваться? Не говорить же, что горло болит или нога.
Мы бежали. Вдвоём. Каждое утро. В любую погоду. Помните фильм «Осенний марафон»? Билл Хансен и Андрей Бузыкин. Сашка и я.
Прошло сорок пять лет. Я снова живу на первом этаже. Иногда, проснувшись в шесть утра, ловлю себя на том, что вслушиваюсь в тишину за окном – не застучат ли по асфальту кеды друга? И тогда я встану, и мы с Сашкой побежим. Сначала по шоссе к границе, потом обратно. А на следующее утро – кросс по сопкам. В любую погоду. Но кеды не стучат, и я засыпаю. Мне снится Кушка.

(no subject)

Не знаю, почему вспомнил об этом стареньком рассказе. Вероятно, показалось, что вновь актуально.
Тараканья история

Кто-нибудь любит тараканов?
Лично я не встречал ни одного представителя «хомо сапиенс», который не то что любил, но хотя бы относился к ним со спокойным равнодушием. С другой стороны, не берусь утверждать, что мы испытываем к ним ненависть. Скорее некую холодную брезгливость с тонким оттенком страха. Откуда страх — непонятно, но, пожалуй, именно эта малая толика страха и заставляет нас срывать с ноги тапок и начинать судорожную охоту за тараканом, случайно (или намеренно?) попавшим в поле нашего зрения.
И ведь как уже было сказано, совершенно невозможно понять — откуда в нас эта брезгливость цвета льда и уж тем более черная капля страха. Ну, таракан. Ну, насекомое. Мало, что ли, насекомых? Ведь нравятся же нам, к примеру, муравьи, хотя они тоже частенько забираются в наши жилища и портят продукты питания.Collapse )

О России

Неоднократно встречал "авторитетные" мнения, что Россию стали повсеместно, в том числе и в Европе, называть Россией только при Петре Первом. До этого, мол, была она Московией, Тартарией и Бог знает чем ещё. Не буду сейчас об официальной версии, византийских летописях и прочих доказательствах обратного. Перечитывал намедни пьесу Шекспира Measure For Measure (Мера за меру). Написана в 1603 или 1604-м. Впервые поставлена в 1605-м. Акт второй, сцена первая. Говорит Анджело, назначенный Герцогом править Веной в его отсутствие.
ANGELO. This will last out a night in Russia,
When nights are longest there…

Перевожу. Это тянется, как ночь в России, когда ночи там длиннее всего.

То есть, для Уильяма нашего Шекспира на рубеже 16 и 17 веков название Россия было настолько привычным и обыденным, что его персонаж спокойно его использует в метафоре. Не знаю, как вам, а мне этого вполне достаточно, чтобы слать "авторитетные мнения" лесом.
ПыСы. Как справедливо подсказал в комментах в ФБ Иржи Вальдр надо бы найти оригинальный текст пьесы на староанглийском и посмотреть, как пишется "Россия" там. Но, увы, быстро найти не удалось, а на глубокий поиск сейчас нет времени. Может, у кого-то получится? Интересно же.
Всё, нашёл. На староанглийском "This will laft out a night in Russia". То же самое.

(no subject)



Школа №632 в Москве, Лефортово. Сюда я пришёл 1 сентября 1965 года. Плохо помню. Только банты и цветы, цветы и банты. И день был солнечный.

Остров Малая Буравка, лето 1994






Вспомнилось. Попал я в качестве журналиста от областной молодёжной газеты "Наше время" Ростова-на-Дону на освещение "Хоббитских игр", которые устраивали ребята из Азова. Это, вероятно, были одни из первых подобных игр в стране и уж точно первые в Ростовской области. Проводились они на острове Малая Буравка, что расположен ближе к устью Дона. Нас туда забросили на маломерных судах и оставили на трое суток. Играть. Я там, разумеется, не один был взрослый, но пришлось нелегко. Оказалось, что дети играть в хоббитов любят, а вот о том, как заготавливать дрова, разводить костёр, готовить на огне еду, убирать за собой, понятия не имеют. Пришлось совмещать профессиональные обязанности репортёра с инструктором-бойскаутом. Ничего, научил, все остались довольны. Правда, когда нас не забрали в условленное время, сразу все осознали, что остров - это и впрямь часть суши, со всех сторон окружённая водой... Но это уже другая история.

О вещах

Я равнодушен к вещам. Любым. Для меня главное, чтобы вещь хорошо функционировала и не очень уродливо выглядела - этого достаточно. Но есть пара-тройка вещиц в моей жизни, к которым я отношусь с трепетной любовью. Это моя гитара работы мастера Венимамина Косолапова, тульский баян образца 1968 года и самопишущее перо фирмы "Watermen" с пожизненной гарантией. Вот, пожалуй, и все. Но зато я богат духовно.
;)))